September 22nd, 2014

fingertips

Значимые исследования в педиатрии 2014 года. Часть 1.

Друзья, продолжаем разговор о педиатрических "вкусняшках". На этот раз Медскейп попросил доктора Алана Грина, адъюнкт-профессора педиатрии в Стэнфордском Университете, рассказать о самых актуальных и интересных исследованиях в области педиатрии в 2014 году.

Первое, о чем зашел разговор - аутизм и расстройства аутистического спектра.

В 2014 году опубликован очередной отчет о распространенности заболеваний аутистического ‎спектра, и выяснилось, что буквально за два года цифра изменилась с 1 диагноза на каждых 88 ‎обследованных детей в возрасте до 8 лет (в 2012 году) до 1 на 68 обследованных (в 2014), то есть ‎примерно 30% рост всего за два года. И это при том, что критерии диагностики не менялись. В ‎среднем диагноз ставится в районе 4 лет, но появились работы о том, что возможна надежная ‎диагностика и в возрасте до 18 месяцев. Для этого родителей просят наблюдать за повторяющимися ‎действиями у детей. В принципе, в возрасте 12 месяцев повторяющмиеся поведенческие паттерны – ‎норма, но вопрос в количестве. Если ребенок повторяет и ритуализирует 1-2 действия – это ‎нормально, если больше 4 - риск аутизма значительно выше. Второй момент – так называемое ‎рестриктивное поведение, когда интересы и деятельность ребенка направлены на четко ‎ограниченные области.‎

Причины такого бурного роста нарушений аутистического типа пока совершенно не понятны. Но есть ряд ‎предположений.

Например, обнаружены материнские антитела, направленные против некоторох молекул мозга ‎плода, о которых известно, что они принимают участие в процессе обработки информации (лактат ‎дегидрогеназа А и В, стресс-индуцированный фосфопротеин 1 и нескольких других важных белков). ‎Материнские антитела класса G начинают проникать сквозь плаценту примерно на 13 неделе ‎развития эмбриона, к тридцатой неделе их концентрация достигает 50% в сравнении с ‎материнским уровнем антител, а к моменту рождения превышает материнский уровень. Примерно ‎у 23% детей с аутизмом или околоаутизмом было доказано наличие таких антител. Но самым ‎важным было то, что у метода 99% специфичность, то есть если у мамы обнаружены такие антитела ‎против ребенка, то это 99% риск, что ребенок будет страдать тем или иным типом аутистического ‎расстройства. Таким образом можно объяснить примерно четверть всех случаев аутизма в ‎популяции. Теоретически, это значит, что примерно четверти случаев аутизма можно избежать, ‎научившись «отфильтровывать» такие антитела из крови мамы. ‎

Также существует теория, что на развитие мозга ребенка влияют пестициды, широко используемые ‎в городской средеи окологородской среде. Выяснилось, что существует прямая связь между ‎аутизмом у ребенка и проживанием беременной женщины в пределах одной мили от мест ‎применения пестицидов (площадки для гольфа, сельскохозяйственные угодия и т.д.). Если в любой ‎период беременности имелся контакт с фосфорорганическими соединениями (входят в состав ‎многих инсектицидов, фунгицидов, гербецидов), то риск повышался еще на 60%. Но если это был ‎хлорпирифос (тоже представитель фосфорорганических соединений, входящий в состав таких ‎инсектицидов как Раптор, Фумитокс, Байгон, Зиндан, Гет) и контакт происходил во втором ‎триместре беременности, то риск повреждений мозга плода повышался на 230%. Кстати, ‎нейротоксичность и связь с аутизмом хлорперифоса была доказана и в других исследованиях. ‎

Может быть, эти исследования все же положат конец страшилке о вакцинах, вызывающих аутизм?

А завтра нас ждет разговор об ожирении, диабете и детском пищевом поведении :)

Источник: http://www.medscape.com/viewarticle/831104?nlid=64503_455